"Сегодня сельское хозяйство - современная,
привлекательная для инвестиций отрасль, один из локомотивов развития экономики страны".

В.В.Путин на совещании по развитию сельского хозяйства 13 октября 2017 г. (г.Воронеж)

 

Хозяйство начинается …с гармонии души

КФХ Владимира Владимировича ГОФЕРБЕРГА

Хозяйство фермера Владимира Гоферберга – самое большое в деревне Белое Озеро Лысогорского района. Выращивается полноценный борщевой набор овощей – это уже бренд. В поля Владимира Владимировича едут не только из окрестных сел, но и из райцентров, даже саратовцы прознали про натуральные продукты. Фермер снабжает окрестные детские сады, школы и больницы – а значит, в качестве его продукции можно не сомневаться.

В Лысогорском районе он сформулировал собственную комплексную систему, а, по большому счету, – стратегию инновационного сельскохозяйственного производства и реализует свой эколого-хозяйственный проект.

А еще считает, что человеку важнее всего гармония – с собой, собственной жизнью и с окружающей природной средой.

 

ИЗ СОВХОЗА – В ФЕРМЕРЫ

- Наше хозяйство образовано в 1990 году на базе отделения совхоза «Ширококарамышский», – рассказывает об истоках деятельности Владимир Гоферберг. – В конце 1980-х мы с Иваном Петровичем Гресевым, фермером из Широкого Карамыша, организовали арендное предприятие. Было у нас 400 голов крупного рогатого скота, 4 тыс. га пашни, 200 га полей на орошении и 80 рабочих. Просуществовали год и вышли с прибылью. Тут пошла волна фермерства. Провели собрание – и на базе арендного предприятия организовалось 33 КФХ. Делили по совхозным паям, размер доли зависел от стажа работы. У «старожилов» пай мог достигать 25 тысяч в тех деньгах, когда «Волга» 8 тысяч стоила.

У молодых специалистов пай маленький был, а мы с супругой в совхоз после вольского техникума пришли. Я – агроном, Татьяна – зоотехник. Еще брат мой подключился. На всех получили разбитый УАЗ и двух нетелей. Пошёл в банк, оформил кредит под 200% годовых и начал выкупать паи у тех, кто не захотел работать на земле. А через год – инфляция такая, что деньги на книжках сгорают. Пусть в долгах, но при материальных активах оказалось жить выгоднее. Хотя первые пару лет о зарплате и речи не было – работали, чтобы с банком расплатиться. С тех пор, кстати, кредитов не беру.

Чем занимались? Было 134 га земли, около 100 голов «рогатки», старое помещение под животноводство выкупили. Взял ещё орошаемый участок для стабильной кормовой базы. Проблема появилась, откуда не ждали – работать со скотиной некому! Сами доили, я собственноручно телят поил. Очень тяжело было нам, тогда 25-летним. Мы-то сызмала в деревне росли, одна корова на семью привычна. А здесь – сотня! Плюс отёл... А самая серьёзная трудность – это реализовать молоко. Везёшь на молокозавод – то кислотность не та, то платят три копейки.

Поэтому года через три продали скотину, кредит полностью закрыли. Докупили технику, в том числе зерновой комбайн, и стали, как все, выращивать зерно и подсолнечник. Земли маловато оказалось – стали брать в аренду.

СИМВОЛИЧЕСКИЙ ПРОДУКТ

- Раньше совхоз «Ширококарамышский» занимался овощеводством, в частности, наше отделение выращивало капусту на 10–15 га. Мы решили попробовать, пару гектаров капусты посадить, – рассказывает Владимир Гоферберг. – Получилось! Первый год капуста очень дорогая была, для наглядности: за 2–3 тракторных телеги капусты легковой машиной можно было обзавестись. Казалось, что овощеводство – рентабельная отрасль.

На следующий, 1994 год посадили немножко картошки. Семена – из Германии. Будучи родом из немцев Поволжья, я участвовал в программе гуманитарной помощи, 15 тонн семян картофеля дёшево взял. Но и техники под картофель не было (сажалку арендовал), и технологий не знали. Кое-как справились. А урожай – невиданный! Сажал-то элиту. Осень, дожди льют, а мы убрать картошку не можем – техники нет. Позвали соседей: мешок себе рыли, мешок - мне. О прибыли речи не шло, остро стоял вопрос выживания. Хотя в минусе не оказались.

И овощеводство притянуло к себе. Картофель – наш семейный, символичный продукт, – вспоминает Владимир Гоферберг. – В 1941 году немцев отсюда за Волгу выселяли, август был. Мои бабушка с дедом с собой взяли буквально 2-3 ведра картошки, все остальное пришлось бросить. В Тюменской области она хорошие урожаи давала: сами ели, свиней кормили, государству сдавали. Благодаря картошке и выжили, с ними – отец мой (он родился здесь в 1939 году). Сюда вернулись, когда мне 3 года было.

Последние 25 лет картофель у нас – основная культура. Хранилище есть, и техника, свои технологии потихоньку складываются. Со временем вышли на полный борщевой овощной набор: капуста, картошка, свекла, морковь, томаты, перец, баклажаны. Начали сажать дыни, арбузы – понемногу.

ПРОДАЖИ – С ПОЛЕЙ, И НЕ ТОЛЬКО

Перцы, томаты, баклажаны мало вывозим на продажу, к себе приглашаем. Схему продаж «с поля» я подсмотрел в США, где в 1995 учился на семинаре. Частники идут на поле, набирают нужное, приезжают на базу, взвешивают, оплачивают и увозят. В нашей округе никто больше не занимается овощами, а в Белое Озеро люди уже 20 лет едут. Хотят настоящего, чистого и естественного. Прнезжают и селяне, и городские: из Саратова, Калининска, Жирновска. И, кроме прибыли, тут еще вопрос о смысле и ценности твоей работы: когда к тебе на поле едут с детьми, внуками, когда суровый дядя на крутом лексусе внуку объясняет: вот это баклажаны растут, а тут перцы - это же здорово. Это направление, пожалуй, можно отнести к столь популярному нынче агротуризму...

Реализуем продукцию и в своих магазинах. В магазине, понятно, нужен ассортимент, т. е. надо выращивать весь набор культур. Да, это затратно – на каждую культуру надо иметь свой набор техники. С другой стороны, дает возможность чередовать культуры в севообороте.

Первый опыт с магазином в Лысых Горах лет 15 назад оказался неудачным, продукция была невостребована – у всех огороды. На тот период от магазина отказались. По-прежнему продавали на месте, в полях. Работали над брендом, над узнаваемостью. Со временем люди начали предлагать: «Везите в Лысые Горы, мы покупать будем».

И вот 10 лет назад открыли склад-магазин повторно в Лысых Горах. Дело потихоньку пошло. Лет 5 назад в Калининске склад наш появился, затем в Балашове, куда мы возили овощи на сертификацию в агрохимслужбу.

СЕЛЬСКИЕ КУЛИБИНЫ

- Орошаемый участок совхоза – 123 га, насосные станции, 7 дождевальных машин «Волжанка», половину разграбили уже, при разделе никому не нужен был, – вспоминает Владимир Гоферберг, – выкупил участок под корма. Потихоньку восстановили, начали перевооружаться. Государство в последние годы помогало: компенсировали 50% цены итальянской поливальной машины. Капельный полив обустроил – затратная, но прогрессивная технология. Когда капля с высоты падает, она разрушает структуру почвы. А здесь капелька лежит в земле, набухает. Сейчас из 70 га капельного полива 45 га занимает картофель. Всего орошаю 150 га.

Полив – удовольствие дорогое. Государственной системы подачи воды нет, качаем через свою насосную станцию из реки Медведицы, за электричество платим. Хотя капельный полив в два раза меньше воды расходует, мы придумали, как можно еще снизить энергоёмкость. Ленты для полива обычно укладывают в каждый рядок. Я переделал белорусскую сажалку для картофеля – сдвинул два ряда ближе, а между ними – одна сажалка. И сэкономил в два раза. На два ряда – один шланг. Второе междурядье вообще не поливается, и там сорняк не растет. Конечно, пришлось и комбайн переделывать. И таких «самоделок» у нас очень много – экспериментируем, изобретаем. Теперь думаю над тем, как уменьшить ручной труд при монтаже-демонтаже системы капельного орошения.

ИГРА ВДОЛГУЮ

- Химическую защиту я не отрицаю. Никогда не поверю, что фермерский продукт может быть абсолютно экологически чистым. Миф! – утверждает Гоферберг. – Тлю или колорадского жука как без химикатов уберёте? Механически собирая вредителя, можно 5 соток вырастить, не 40 га. Тем не менее, экологической сбалансированности достичь можно. Задачу вижу в том, чтобы минимизировать действие химии. Допустим, если обрабатывать сорняк не по 3–4 листу, а по семядолям, когда сорняк только вылез, то при том же эффекте химии в 10 раз меньше, пестицидная нагрузка минимальна, почва не убивается!

Нашим детям здесь жить, поэтому экология для меня – не пустой звук. Можно за год-другой завалить землю минеральными удобрениями, снять прибыль и перебраться в другое место, – возмущается Гоферберг. – Так китайцы в Волгоградскую область заехали, и оставили после себя пустыню, так истощили почву, что даже сорняк не растёт. А для нас ведение сельхозпроизводства – образ жизни. Поэтому мы осознаем и меру ответственности, и перспективы у нас долгосрочные, длиною в жизнь – нашу, детей, внуков...

БУДУЩЕЕ – ЗА БИОТЕХНОЛОГИЯМИ

- Сделать почву плодородной получается методами биологизированного земледелия. Выращиваем и запахиваем сидераты, и в почве развиваются природные бактерии, они увеличивают содержание гумуса. Сидеральные культуры используем разные. Горчица хорошо проволочника отпугивает, вика азотом почву насыщает, фиксируя его из воздуха. Фацелия не только для почвы полезна, но и медонос – из первых. Кстати, работу с сидеральными культурами тоже на семинаре в Штатах приметил.

Много экспериментирую с внесением биологических препаратов, они экологически безопасны, представляют альтернативу химизации. На них огромные деньги делают, но и обмана много. Я купил микроскоп, чтобы смотреть: живы ли бактерии? Часто предлагаемые препараты – липа! Лишь опытным путём узнал, где можно брать эффективные.

Минеральные удобрения – не зло, вредит их избыточное количество. Им часто противопоставляют навоз как удобрение органическое. Но нитраты одинаковы, что в селитре, что в навозе. Только минеральное удобрение мне положено внести 50 кг на га. А навоз как просчитаешь? Кинул на одну лунку картофеля лопату навоза – а там азота в десятки раз выше нормы. Сегодня кормишь скотину зелёной массой – один состав навоза, завтра перешёл на концентраты – другой. Без лаборатории не узнаешь, сколько азота и калия содержится. «Перекормить» растения проще простого. Да и антибиотики, которыми колют животных, потом землю загрязняют. Далее, процессом горения навоза нельзя управлять, не построив целый цех. Очень тяжело сделать чистый навоз, без мусора – и пакеты пластиковые, и нитки с рулонов сена попадаются, они не перегнивают, остаются в почве.

Считаю, что минеральные удобрения в точной дозировке органично сочетаются с биотехнологиями. Экологическую чистоту и качество своей продукции я ежегодно подтверждаю лабораторно соответствующим сертификатом.

БОГАТСТВО ПОЛЕЙ СОЗДАЮТ ЛЮДИ.

- Народ у меня местный работает, с Белого Озера и Больших Копен. Казалось бы, выгодно узбеков нанять: приехали, убрали урожай, получили деньги и уехали. Но мы-то круглый год здесь живём! У всех рабочих – скотина во дворе, и я это приветствую. Знаю, почем в магазинах молоко, сметана. Рабочие-механизаторы заняты 7 месяцев в году. Месяца по три зимой они дома. Женщины (бригада 7–8 человек) круглый год перебирают овощи, фасовкой занимаются.

Хранилища построил. Технику выбираю с позиций экономической целесообразности. Не нужен картофелеуборочный комбайн за 10 миллионов, лучше куплю за 500 тысяч производства ГДР, или Беларуси, или советский. Пусть в ремонте он на уровне нового обойдётся, но зато обойдусь без кредита. Старая техника прекрасно делает свою работу при наличии опытных механизаторов.

О ДУХОВНОСТИ И ТРАДИЦИЯХ.

- У меня семейный бизнес, - рассказывает Владимир Гоферберг. - Супруга, Татьяна, с первого дня работает со мной. Для меня это очень важно. Два сына. Старший, Евгений – агроном по защите растений, но ему больше нравится заниматься коммерцией. Младший, Роман, заканчивает 1 курс СГАУ, он будущий инженер.

Из деревни ни тот, ни другой уезжать не собираются, потому мы и начали строиться - дома в одну линию - родовое гнездо. А семейная усадьба – это не просто дом и прилегающая к нему земля, это территория души. Жизнь в согласии с собой и окружающим миром, со своими принципами.

Вспоминаю, как в 2002 году эмигрировали в Германию. Квартиру там получили, гражданство. Но долго не выдержали. Скука там дикая! В профессиональном плане у меня ни к чему, кроме земли, душа не лежит. А здесь хозяйство ждет, любимая работа. Так что уже через 4 месяца вернулись в Белое Озеро.

Недавно начал рассаживать сад на 1,5 га - не на продажу, для души, для детей, внуков. У дома на участке соорудил пруд на 50 кубов, развожу карпов. Озеро в границах моих полей ждет своего часа. Хочу мостки сделать метров 20, там можно будет отдыхать, рыбу ловить.

Расширять хозяйство в 1 тыс. га не планирую. На мой взгляд, есть определенный баланс, когда жить становится комфортно. На все необходимое материально хватает, а излишества – не нужны. Надеюсь, что со временем управление хозяйством и производство к детям перейдет. А я бы с удовольствием посвятил себя научным исследованиям в области биологического земледелия, экспериментам. Так что у меня очень много интересной работы впереди, - подытоживает Владимир Гоферберг.

А мы подытожим по-своему: рачительно сохраняя землю, ее плодородие и потенциал, такие как Владимир Гоферберг и его семья, своим трудом создают надежный фундамент будущего нашего государства.

ИРИНА ПИВОВАРОВА

© «Земское обозрение».

Свидетельство о регистрации СМИ ПИ №ФС77-22556 от 20 декабря 2005 года