Не знаю счастья большего, чем жить одной судьбой...

Киреев Николай Петрович, председатель колхоза «Страна Советов», отец и советник ИП Главы КФХ Киреева Павла Николаевича

Каждый из нас приходит в этот мир со своим поручением. Тот, кто вовремя его распознал, смог понять и реализовать своё предназначение, – тот нашёл главное дело своей жизни. Таким делом для Николая Петровича Киреева стала забота о благополучии родного села – Таволожка Петровского района. Звучит пафосно. Но, вчитываясь в строки его биографии, понимаешь, что пафос этот отнюдь не ложный, а самый что ни на есть подлинный и жизненный.

Николай Петрович Киреев живёт в родительском доме в селе Таволожка. Расширил его и осуществил своё давнее желание – обставил молельную комнату. Собрал и сохранил иконы из старого сельского храма, построенного в 1821 году помещиком, поручиком Языковым. И в строительстве новой церкви, которая расположилась на месте прежней церковно-приходской школы, помог вместе с односельчанами.

Закончив институт механизации в 1973 году и получив специальность инженера-механика, Николай Петрович вернулся в родные края и сразу стал главным инженером колхоза «Страна Советов». Его предшественник в этой должности, Василий Яковлевич Дорофеев, был уже в возрасте, серьёзно болел, и на его место назначили молодого специалиста. Карьера пошла стремительно – способности Киреева увидело руководство, и уже в феврале 1980 года Николай Киреев стал председателем колхоза, вступив предварительно в коммунистическую партию.

При Николае Петровиче в Таволожке были построены жилые дома, детский сад, школа. Село было газифицировано, хотя и не без труда: председателю пришлось немало поездить по разным инстанциям, договариваться.

В 1990-х, когда по стране стало разворачиваться фермерское движение, большинство колхозов и совхозов постепенно свернули деятельность. Либо из колхозов все разошлись в фермеры, либо произошла их перерегистрация в частные хозяйства. Колхоз «Страна Советов» под руководством Николая Киреева пошёл по иному пути.

Хотя исход из колхоза был и здесь. В 1991 году семеро (механизаторы, главный инженер и агроном) пожелали образовать собственные крестьянско-фермерские хозяйства.

Что греха таить, председатели колхозов часто противились выходу фермеров, некоторые прямо противостояли. Обладая административным ресурсом, давали худшие земли, списанную в утиль технику. В Таволожке изначально становление фермерских хозяйств происходило по другому сценарию. Киреев не только не чинил препятствий и не устраивал проволочек тем, кто решил работать самостоятельно. Напротив, он принципиально действовал объективно, беспристрастно, по совести.

- Всем, уходящим из колхоза, в то время полагались имущественные паи. Я как инженер самолично пересчитал всю технику в условные единицы, вычислил, кому сколько полагается пахотных, пропашных условных единиц и так далее. Мы всё это и выдали, – вспоминает Николай Петрович. – Люди сразу вышли из колхоза с тракторами и прицепным инвентарем. А уходили весной, так мы им выделили клин с озимыми, чтобы люди могли по осени получить доход. Всё было сделано справедливо. То есть наши механизаторы смогли сразу на ноги встать – люди они работящие, дело пошло.

Такой подход председателя дал фермерам Таволожки преимущество, которого у многих других не было. Редкие человеческие качества Киреева многие фермеры села смогли оценить по достоинству лишь спустя годы…

Однако сам Киреев в фермеры не пошёл. Почему? Считал важным сохранить колхоз. Ведь он был главным работодателем на селе, содержал всю инфраструктуру. Ради сохранения рабочих мест не дал разграбить и колхозную ферму. Его ответственности, преданности делу, настойчивости и принципиальности, энергии и целеустремлённости можно только позавидовать. Когда многие колхозы прекращали существование, когда кругом всё разваливалось, хозяйство Киреева держалось на плаву.

Начался период диспаритета цен: продукция сельского хозяйства стоила всё меньше, а техника, ГСМ, семена – всё больше. Доходы колхозников стремились к нулю. Николай Петрович старался стабилизировать ситуацию: добивался, чтобы люди держали скотину в личных подсобных хозяйствах, не менее 10-ти коров и 20-ти свиней на двор. Для этого колхоз выдавал фураж, солому, сено. Пенсионерам давали молоко с фермы, бесплатно. Хлеб можно было взять под зарплату сколько нужно, вдвое дешевле, чем в городе. Поддерживали сельскую инфраструктуру.

И всё равно, убыточная молочная ферма высасывала ресурсы, и заработки фермеров превышали колхозные. В 2000 году в фермеры подались ещё 7 механизаторов. В следующем году – ещё столько же.

- Я всё же пытался сохранить колхоз, – рассказывает Николай Петрович. – В той кризисной ситуации на общем собрании предложил переизбрать председателя: может быть, надоел уже людям за 20 лет?

Но дело было не в председателе, а в том, что фермеры, на взгляд со стороны, жили лучше колхозников. Тогда Киреев предложил, чтобы ведущие специалисты колхоза открыли свои КФХ, а механизаторы вступили в любое из них. Тогда образовал своё хозяйство и сын Николая Петровича, Павел Николаевич – благо, знания и опыт накопились: в колхозе проработал несколько лет, был инженером по технике безопасности, специалистом по эксплуатации газовых объектов.

- Сам я никуда уйти не мог, ведь было ещё животноводство, – объясняет Николай Петрович. – Колхоз остался без земли, хотя изначально 11 тысяч га было. Стал сдавать технику, склады, мехтока фермерам в аренду. В качестве арендной платы фермеры должны были запасти корма под животноводство и выделять деньги на зарплату работникам колхозной фермы.

Животноводство в колхозе сошло на нет в 2006 году. Начались серьёзные проблемы с электроэнергией. Платить за неё нужно было дважды в месяц. День задержки – и провода от фермы отрезают. Зимой это страшно: холодно, доильные аппараты не работают, телята мёрзнут – смотреть на них было больно. Молока зимой доили немного, и приходилось расплачиваться за свет и тепло скотиной. Одну группу вырезали – доярку освободили… И так – до последней коровы.

- Я предлагал энергетикам: дайте нам до осени убрать зерно и тогда уж расплатимся. Нет, говорят, не по инструкции…

Николай Петрович до сих пор является формальным председателем. Хотя колхоз уже не функционирует, он не обанкрочен и сохранился как юридическое лицо. Колхоз Киреев не ликвидирует ради людей: кто-то должен оформлять документы уходящим на пенсию бывшим колхозникам…

На наш риторический вопрос: а если всё вернуть назад? – Николай Петрович отвечает:

- Нет, думаю, повторил бы свой путь…

Потому что действовал в соответствии со своими жизненными принципами, руководствовался общим благом, честностью и справедливостью.

- Я считаю, что, сколько денег ни давай людям – нам будет мало. Чем больше капиталов – тем больше проблем, – утверждает Николай Киреев. – Как человек верующий, поклоняться Мамоне не желаю. Возведение денег в культ – не то, чем стоит гордиться. Забываем мы прекрасную русскую пословицу: «Человек красен делами»… 

Хотя Николай Петрович уже почти 10 лет на пенсии, дома не сидел ни дня. Работы много у него, времени на отдых практически не остаётся. Долгие годы занимался отраслью животноводства: круглогодично расслабляться было некогда. И сейчас Киреев продолжает работать примерно в таком режиме: в пять утра встаёт – на подворье ждёт корова, управляться надо. К семи утра – в КФХ на планёрку. В хозяйстве он организует труд, следит за эксплуатацией техники. В его задачи входит контроль за своевременным обеспечением тружеников полей питанием. А сын занимается реализацией продукции, снабжением запчастями и топливом, бухгалтерией… Хотя в агрономии отцу не уступает.

В ведении хозяйства остаётся заготовка кормов для личных подсобных хозяйств работников. Киреев-старший считает, что скотина во дворе является атрибутом полноценного уклада жизни на селе. Отец для Павла Николаевича – большой авторитет, он разделяет многие его убеждения, в том числе по части крепких ЛПХ. Фактически, самому фермеру сеноуборочная техника не нужна, но он её держит, ремонтирует для сенокоса. Сполна обеспечивает работников и силосом, и зернофуражом.

Павел Николаевич – депутат Таволожского муниципального образования. Он постоянно выделяет деньги на школу – ту самую, что когда-то строил отец, помогает многодетным семьям села, вносит свою лепту в обустройство храма. И в помощи социальной сфере села он наследует принципам отца.

Сам Николай Петрович, некогда председатель крупного колхоза, – убеждённый противник агрохолдингов.

- Если на рынке останутся одни монополисты, хорошего не будет. Колхоз как селообразующее предприятие нёс на себе нагрузку по содержанию инфраструктуры села. А агрохолдинги этого делать не обязаны, актов благотворительности от них не дождёшься. У них другая логика жизни: не тратить ничего лишнего, если это не в интересах бизнеса. В отличие от варягов, фермеры – люди местные, болеют за село. И логика жизни фермеров иная –любить свою малую родину, желать ей и своим землякам блага, потому что без этого не будет блага ни тебе, ни твоим потомкам. 

Настораживает и подход агрохолдингов к земле. Издревле известно: чтобы земля давала урожай, о ней нужно заботиться. Подкармливать вовремя, пахать, бороновать и совершать целый комплекс агротехнологических работ. Масштабные хозяйства обычно увлекаются гербицидами, после которых плохо растёт та же озимая пшеница. Удобрения уже не действуют, почва ими перенасыщена.

Ещё один немаловажный аспект: холдинги зерно собирают с полей и вывозят на продажу. Небольшие фермерские хозяйства хранят в собственных складах, а значит, могут помочь односельчанам с кормами для личного подворья, выписать по дешёвке. Вот и судите: смогут ли агрохолдинги принять на себя и выполнить социальную функцию сохранения сёл и населения в них?

Николай Киреев убеждён: спасти село может только крестьянин. Трудолюбивый человек, который работает с полной самоотдачей, внимательно относится к родной земле, к людям, находящимся рядом – вот его идеал сельского жителя.

Николай Петрович неоднократно награждён грамотами и дипломами. Он удостоен звания Заслуженного работника сельского хозяйства РФ. Без преувеличения, Н,П.Киреев – уникальное явление в истории нашего края. Будучи патриархом колхозного производства, он вписал весомые строки и в историю развития фермерского движения. Той истории, в которую несколько последних десятилетий вписывает свои весомые строки его сын, Павел Николаевич. И которую, надеемся, будут когда-то продолжать его внуки...

Ирина Пивоварова

© «Земское обозрение».

Свидетельство о регистрации СМИ ПИ №ФС77-22556 от 20 декабря 2005 года