"Сегодня сельское хозяйство - современная,
привлекательная для инвестиций отрасль, один из локомотивов развития экономики страны".

В.В.Путин на совещании по развитию сельского хозяйства 13 октября 2017 г. (г.Воронеж)

 

Сельхозпроизводство без цензуры

ИП Глава КФХ Сорока Вячеслав Михайлович, потомок целинников Перелюбского района.

Вячеслав Сорока родился в селе Иваниха Перелюбского района. В родном селе закончил школу, год отучился в индустриальном техникуме имени Гагарина и ушел в армию. Отслужив, закончил техникум.

- Образований у меня много, - говорит Вячеслав Михайлович. – Техник-технолог на заводе, мастер производственного обучения в ПТУ, учитель труда и черчения в школе. Плюс три рабочих специальности – токарь, шлифовщик и фрезеровщик 4 разряда.

Возиться с техникой наш собеседник любит. Встречать нас он вышел из ремонтной мастерской, где сам работал на станке.

Потомственный крестьянин, он пытался осесть в Саратове. Шесть лет занимался ремонтом копировальной техники, повышал квалификацию в Москве непосредственно в представительстве фирмы «Canon». В конце 90-х круто изменил свою жизнь и вернулся на малую родину – в Иваниху, где когда-то было отделение знаменитого и богатого совхоза «Саратовский».

Свой вклад в развитие этого целинного совхоза внесли в свое время родители Вячеслава Сороки. Михаил Людвикович Сорока, отец Вячеслава Михайловича, приехал из Белоруссии в Перелюбский район в 1963 году поступать в Грачево-Кустовское ПТУ, в то время гремевшее на всю страну: там готовили механизаторов и трактористов. Отучившись, по направлению устроился работать в целинный совхоз «Саратовский». Мать, Евдокия Дмитриевна приехала на целину из Горьковской (ныне – Нижегородской) области. Здесь они и познакомились с Михаилом Людвиковичем. Евдокия Дмитриевна 13 лет работала дояркой, потом трудилась в больнице. Получила звание ветерана труда.

Судьбы родителей оказались неразрывно связаны с историей целинного совхоза. А вот у Вячеслава Михайловича, можно сказать, была в жизни своя целина. Практически все земли, находящиеся у него в обработке - поднявшаяся залежь.

МИССИЯ – ВЫПОЛНИМА


С возвращением в родное село, начался новый этап в жизни В.Сороки. Вместе с другом и одноклассником Сергеем Чечеткиным занимались предпринимательской деятельностью. В 1999-м друзья зарегистрировали крестьянско-фермерское хозяйство. Начинали с 200 га. Здесь разворачивался в буквальном смысле фронт работ. Ни одного распаханного поля фермерам не досталось. К 2000 годам совхозные земли простояли уже по десятку лет и заросли бурьяном и куровником в человеческий рост. Трактор ДТ с четырьмя корпусами не справлялся со вспашкой, приходилось отцеплять один корпус, и только тогда техника проходила по зарослям травы. Так, огромными усилиями, трудозатратными работами возобновляли обработку залежи.

Пайщикам помогали оформить наделы в их собственность и заключали договора аренды. Администрация тогда содействовала возвращению в оборот прежде плодоносивших земель. Новоявленные фермеры тем самым увеличивали площадь продуктивной пашни, поднимая аграрный потенциал страны. Думаем, что наши слова про их роль в жизни страны – они наверняка сочтут излишне громкими. Люди непафосные презирают помпезность. Считают, чем больше отзвуков праздничных фанфар в словах, тем меньше им доверия. Они же просто трудились, и, чтобы добиться успеха, запускали землю в работу. Вот и всё!

Хотя, обрабатывать пашню брались многие. Например, во время «земельной лихорадки» первой пришла в Иваниху некая крупная фирма. Не получилось. Создавалось и немало КФХ, однако многие ликвидировали своё дело. Остались в Иванихе лишь три «на плаву». Путь от владения землёй до реального заработка на ней сложен, земля воздаёт лишь за труды, не прощает ошибок и наказывает рвачей.

В 2004 году друзья разделились, и каждый оформил свое КФХ. Поделили все поровну: и технику, и поля. Пайщики сами выбирали, с кем удобнее остаться. Вячеславу Михайловичу первоначально досталось 600 га пашни. С тех пор хозяйство Сороки постепенно возрастало, наиболее заметно прибавило в площади (до 3000 га) за последние годы.

Отстроена база на территории бывшего совхозного тока. От славного в своё время совхоза «Саратовский» оставалась недостроенное картофелехранилище без крыши. Вячеслав Михайлович отстроил мехток, установил бункер для хранения зерна, поставил два ангара, три склада. Выращивает пшеницу, ячмень, семечку, сорго. Последние 8–10 лет занимается и нутом.

ЖИЗНЬ БЕЗ ПРИКРАС

О трудной доли агрария, о проблемах Вячеслав Сорока говорит откровенно. Ведь если их замалчивать – решения не предвидится.

- У производителей есть такое понятие, как производственная инфляция – то есть, на сколько за год подорожали ГСМ, сельхозтехника, запчасти, средства защиты, оплата труда и так далее, - говорит Сорока. - За год – получается примерно плюс 50%. Дальше: в 2000-х годах тонна пшеницы третьего класса стоила 4 тыс. рублей, куб солярки – 6 тыс. рублей. Сейчас пшеница – 10 тыс. рублей, солярка – 44 тыс. рублей. Цифры говорят сами за себя! Наш товар вырос в цене лишь в 2,5 раза, а горючее - более чем в 7 раз. А трактора и комбайны не стали меньше потреблять ГСМ.

У вас есть ответ, почему, например, удобрения торгуются в РФ по мировым ценам? В результате вносить удобрения невыгодно. По сути, мне придется весной изыскать средства на удобрения, задействовать рабочие ресурсы и дополнительную технику, отрывая от полевых работ. Урожайность получится в среднем на 5 центнеров с гектара выше (при непременном условии, что прольются дожди). Но 3 центнера сразу уйдут на оплату удобрений. Еще центнер – на зарплату тракториста. И остается 2 центнера с гектара, - подробно объясняет Вячеслав Сорока. – А если не выпадет вовремя дождь, то я удобрения просто зарою безвозвратно– зона рискованного земледелия…

Задаем вопрос про урожайность.

- Если адекватно относиться к земле, урожайность получается неплохая. Остальное – задача небесной канцелярии, - отвечает Вячеслав Михайлович. – В 2017 году урожайность была хорошая. В 2018 году ячмень и яровая пшеница сгорели. Но мы – люди закаленные, к трудностям привычные.

Да уж, с пашней остаются только сильные духом и преданные ей люди…А Вячеслав Михайлович продолжает озвучивать следующий пласт проблем.

- Возьмем технику. Комбайн стоит как полторы квартиры, а обновлять его нужно каждые 8 лет. Есть определенный предел, после которого, как я говорю, не ты на технике ездишь, а она на тебе «ездит». Машина даже при хорошем уходе вырабатывает свой ресурс рано или поздно. Из-за техники частенько приходилось потуже затягивать пояса, в чем-то ущемляя интересы семьи. Моей супруге надо памятник ставить (Ирина Викторовна Сорока – главный бухгалтер центра соцзащиты в Перелюбе). Только в последние несколько лет стали более-менее жить. Хотя в развитие все равно уходит львиная доля прибыли. Иначе не получается!  

Есть проблема неравных условий конкуренции крупных и средних хозяйств: льготные кредиты под 5% мало кому из фермеров средней руки достаются – на них выстраивается очередь из крупных хозяйств.

А посмотрите, как за последние годы увеличилась бумажная нагрузка – в разы. Если раньше отчетность сдавалась раз в год, теперь ее требуют ежемесячно. Приходится держать в штате бухгалтера.

ВОТ ТОЛЬКО ДУША ЗА ДЕРЕВНЮ БОЛИТ

- Возьмите деревню на уровне нашей идеологии, - продолжает рассуждать Вячеслав Сорока. - Восприятие сельской жизни у среднестатистического человека складывается прежде всего по фильмам. А в них сейчас фигурирует два сюжета. Первый: доярка приезжает в столицу и сразу же знакомится с миллионером и становится бизнес-леди. Второй: городские отправляются в деревню, в кадре – стол и табуретки из горбыля, мутная жидкость на столе. Образы вредные, они аукнутся потом. Раньше же человек труда восхвалялся, в какой-то мере идеализировался. А теперь получается, что престижны только профессии начальника и менеджера, а простые профессии вроде как второсортные. А как без них? Московские сценаристы и заказчики идеологической продукции оторваны от жизненных реалий.

С искусственным принижением престижа рабочих профессий связана и проблема профессионального образования. На механизаторов сейчас практически не учат. Самый молодой тракторист в хозяйстве – года на три младше меня!

Дальше возьмите досуг. Мы все хотим жить хорошо, сытно и весело.  Но где сельской молодежи проводить свой досуг, если даже клуба нет?

Была раньше в Иванихе большая больница и амбулатория. Но вот уже лет восемь она заброшена. Приведу еще показательный пример: рожденных в Перелюбе скоро не будет. Почему? Медицинская помощь в селе ограничивается ФАПом. Рожениц везут в лучшем случае в соседний Пугачев, за сотню километров. А то и в саратовские роддома – за 5 часов ухабистой местами трассы.

- И все же, несмотря на сложности, желание работать у вас есть? – допытываемся мы.

- Мы хотим жить нормально, выучить и обеспечить детей, - заявляет Вячеслав Михайлович.- У меня младшая дочь учится в школе, старшая – в Самарском государственном экономическом университете. (Можно ли, сгорая на работе, не любить свою профессию? Едва ли, - добавим от себя).

А Вячеслав Михайлович продолжает:

- Вот ввели с этого года биркование домашнего скота и процедура эта будет продолжаться. Всех коров, коз, овец, свиней, кроликов, кур занесут в единую федеральную систему учета. В этой системе будут отражаться фамилия, имя и отчество, адрес владельца, возраст животного, пол, а также сведения о том, какие исследования и обработки были проведены ветеринарными специалистами. В последующем электронная система попросту не выдаст владельцам разрешение на убой или продажу животного в случае, если не будет каких-либо данных. Также мясо животного без бирки запрещается реализовать в торговой сети. Хозяева могут лишь употреблять его в пищу сами.

Вроде бы это продиктовано заботой о ветеринарной безопасности. Однако до этого мы же как-то жили, без чипов и без эпидемий? И если это так хорошо, как убеждают нас власти, то почему сельское население начало сбрасывать поголовье скотины в личных подсобных хозяйствах? А это уже чревато вымиранием населённых пунктов: не имея возможности работать и обеспечивать свои семьи, люди покинут сельскую местность! Не получится ли, по крылатому выражению Черномырдина, «Хотели как лучше, а получилось, как всегда»? Тем временем, арендную плату половине пайщиков я уже плачу не в натуральной форме (зерно, сено, солома), как раньше, а - в денежной форме.

Сам Вячеслав Михайлович активно в меру сил способствует решению социальных проблем в селе. Помогает школе, детскому саду, скорбным делам – те же похороны односельчан нередко ложатся на плечи фермера. Зимой вместе с другими фермерами района чистит местные дороги. По сути, вся жизнь в Иванихе держится на фермерах. Перелюб тоже не остается без внимания. День города, пластиковые окна в детском саду, водопровод, заборы – всего и не перечислишь.

Что заставляет помогать селу? На этот вопрос Вячеслав Михайлович искренне удивился:

- Как понять, что? Мы здесь выросли, учились в этой школе. Наших родителей все знают, нас знают. Как можно отказать в помощи на благо села?..

Заслуживают бесконечного уважения труды наших фермеров. Ведь благодаря им решается задача продовольственной безопасности. Вячеслав Сорока сделал мир немного лучше того, каким он был: имею в виду, конечно, то, что им практически на голом месте создано крепкое хозяйство, что он поднял залежную землю из забытья и теперь она плодоносит. Можно сказать, что он реализовал свое мужское и гражданское предназначение. Впрочем, сам Сорока на эти слова отмахнется и скажет, что у него одно предназначение: семью кормить, что цели у него были и есть вполне материалистичные, поэтому он просто качественно делает свое дело… Верно, и всё же мы уверены: Вячеслав Сорока крестьянствует не только по необходимости, но и по душевной потребности. Он живёт нефальшиво. Работа, связанная с землёй и техникой, близка ему по духу и делает его счастливым настолько, насколько это возможно. Вот только душа за деревню болит…

Вероника Ткачева, Ирина Пивоварова

© «Земское обозрение».

Свидетельство о регистрации СМИ ПИ №ФС77-22556 от 20 декабря 2005 года